?

Log in

No account? Create an account

[sticky post] Уже давала послушать...

Нашу с композитором Володей Ефимовым летнюю песню. А теперь и посмотреть можно.

Единица жизни.

Сколько это: «единица жизни»?
Годы? Год? А, может быть, недели?
Чёрной даты, Боже, не приблизь мне.
Подержи, покуда, на прицеле.

Я года транжирила беспечно.
А теперь пришла, как странник к дому,
К миру, где живут не бесконечно.
Время тут считают по-другому.

Очень экономная основа
В краткости лежит существования.
Единица сказанного слова
Многотомна в этом осознании.

Многотонна всякая случайность,
Так как навсегда непоправима.
Тщательность, почти что чрезвычайность,
Управляет вдохами незримо.

Резкий шаг – уже с бедою сшибка.
Здесь шаги кладут, как слово в строфы.
И живут без права на ошибку,
Избегая главной катастрофы.

Я своё дыхание смиряю.
Я умею верным быть солдатом.
Вдох и шаг дроблю. Но умоляю:
Не приблизь, о Боже, чёрной даты.

Ленинградство.

Как нательные родинок крапины
Порассыпаны повсеместно,
Новгородские родичи мамины
Осеняли себя двуперстно.

И отцова неприхоть скобарская,
Что в сосновой взросла тишине,
В моё детство легли ленинградское,
Чтобы стать ленинградствод во мне.

И дано мне по праву рождения
Для обычного слишком много.
Не по выслуге вознаграждение –
Влажный воздух воздушного слога.

Населеньем не множу вселенную.
Одиноко моё житиё.
Жизнь свою, оттого малоценную,
Испишу в ленинградство своё.

Всем скажу от быка до Юпитера:
«Топоним вам советский не мил?
Торжество Петербурга и Питера
На смертях Ленинград сохранил.

У провинции говор печален.
Там по пору сию говорят:
«В Ленинграде бывали. Скучаем.
Вы обратно когда в Ленинград?»

Не помеченный признаком классовым,
Одинаков везде гражданин,
Вопрошает в окошечке кассовом:
«В Ленинград. На сегодня. Один»

В мёртвых буквах, в чиновничьем рапорте,
Как угодно всё может иначиться.
Петербург есть на карте и в паспорте.
А в живых топонимах не значится.

Районные библиотеки.

Крепчают технологии страны.
Век цифровой на перспективы прыток.
Библиотеки людям не нужны.
Закроют скоро этот пережиток.

Творится Интернета волшебство.
День ото дня всё сказочно и ново.
Исчезнут ведь они, те  для кого,
Вне шелеста страниц не дышит слово.

Теперь во всём коммерческий подход
И прибыль быть должна на каждый рубль.
Всем самоочевидна наперёд
Читателей естественная убыль.

Здесь мир застыл вне времени примет.
И штаты не нуждаются в мигрантах.
Не всё впитал проклятый Интернет:
Студенты что-то ищут в фолиантах.

Здесь мамин мир. Набор святых имён,
Кому сейчас и раньше доверяла.
Ведь мама у меня из тех времён,
Где слово без бумаги не дышало.

И для себя я буду приходить.
И застывать у той заветной полки.
Чтоб книжки три вслепую затвердить
У дальней стенки, сразу перед Горьким.

Крысоловы.

Вздыхают первозеленью покровы.
И тут же, сорняком из-под  дождя
На скверах прорастают «крысоловы»,
Детей чужих под  дудки уводя.

И те уходят торною тропинкой,
Без взрослого цинизма, налегке.
Но разницу меж дудкой и дубинкой
Им скоро объяснят накоротке.

Они падут в асфальт, возьмут оковы.
И это будет первый взрослый труд.
Поскольку, никакие «крысоловы»
Ответственность за них не заберут.

Судов протяжность молодость  убавит,
Оставив ямы в  травяном ковре.
Наивность всех трагически подставит,
Как и тогда, в далёком январе.

Сто крат страшней зажившегося «царства»
И всех казачьих шашек на крови,
Вот это ювенальное коварство
Под маскою родительской любви.
Читая меня у меня между строчек
Поэты премудрые всё говорят:
«Ты пишешь, как классик, копируя почерк.
Точней, почерка всех поэтов подряд»

И я перед ними склоняюсь покорно.
Душою влюблённой всегда налегке.
Ведь я только женщина. Мне не зазорно
Опоры искать и в руке и в строке.

Без Музы мужской не летать и не мыслить,
Не выглядеть младше назначенных лет.
Мне легче себя средь поэтов не числить.
Вот, лиру возьмите. А женственность – нет.

Навстречу не встану критической силе.
Глядите, судите моё бытиё.
Лишь только б влюблённые рифмы крылили
Всесильное женское счастье моё.

Дом Раскольникова.

Канала стрельчатая трубка
Блестит, в Коломну уводя.
От наводнения зарубка,
Повдольно – клинопись дождя.

Здесь дом Раскольникова бывший,
В котором кто-то, да живёт.
И жар болезни неостывший
В тревожность дальнюю зовёт.

И не считая эту дальность,
Не побледневшую вдали,
И нищета и коммунальность
Отсюда так и не ушли.

Но в неустроенности родин
Единокровья знак учтён.
Тяжёлый жар вдыхаю Родин
Воздушно-капельным путём.

С собой он выиграл бой без правил,
Вины ошмётки теребя.
Следов злодейства не оставил
Почти нигде, кроме себя.

Я книгу представляла в лицах,
И, тише тающей свечи,
Шептала в жаркие страницы:
«Ну, промолчи же, промолчи!»

Я школьницей была нелепой,
А он – всевидящий мудрец.
Трагично, больно, но не слепо
Злодейству положил конец.

Пусть даже люди не обидят,
А сам не вытянешь ярмо.
Рожна какого, что не видят,
С изнанки ясное клеймо?

От сна дозволено проснуться,
А совесть – вечная стезя.
От мира можно отвернуться.
Вовнутрь зажмуриться нельзя.

Сон о потере.

Когда один тебе важнее прочих,
Стихи подкожной тайной о котором,
Тревожный фильм приходит в твои ночи
Назойливым своим самоповтором.

Одной и той же точит он потерей,
Сердечным холодком тебя пугая.
Но в каждой из его тягучих серий
Потеря будет чем-нибудь другая.

Потеря – не паденье, не погоня.
Из снов подобных этот – самый страшный.
Кусаешь ты подушечки ладоней,
Чтоб плач ночной не разбудил домашних.

Тревожный сон: куда ж оно годится?
Любой из докторов тебя осудит.
Попробовать забыть? Отгородиться?
Но и стихов тогда уже не будет.

А если соберётся полкуплета,
То будет слог бесправен и бескровен.
Нам всем судьба: поэтам, не поэтам,
Бояться за того, к кому не ровен.

А сон… Что сон? Придавит – не раздавит.
Не так опасно мнимое пророчье.
Подольше бы не знать потерю  в яви.
А сон переживем. Спокойной ночи.
(Посвящается детям блокадного Ленинграда)

Камень, ножницы, бумага,
Классы, ножички, лапта,
Двор, веселье, смех, ватага,
Лето, Невки, красота,
Дым , сентябрь, обстрел, пожары,
Давка, толпы, гастроном,
Класс, убежище, удары,
Вой, сирена, метроном,
Нормы, дети, иждивенцы,
Санки, лёд, Нева, ведро,
Шкаф, буфет, буржуйка, дверцы,
Хлеб, толкучка, серебро,
Ноша, тяжесть, «минуссорок»,
Тело, морг, полозья, снег,
Голод, голод, голод, голод,
Кошки, жучки, человек,
Мама, брат, сестра, соседи,
Кухня, коридор, этаж,
Дяди, тёти, дети, дети,
СМЕРШ, ракеты, шпионаж,
Крысы, люди, крысы, крысы,
Шайки-волки, гроб-сугроб,
Вечер, зал, театр, кулисы,
«Сильва», валенки, озноб,
Обездвиженность, безволье,
Радио, Берггольц, напор,
Гной, отёки, язвы, боли,
Нерв, «Седьмая, до-мажор»,
Огороды, скверы, лето,
Эрмитаж, дворцы, мосты,
Выдох, вдох, прорыв, Победа,
Счастье, будущность, отцы,
Монумент, салют, отвага,
Небо, город, мир, страна,
Камень, ножницы, бумага…

Память…

Горесть…

Седина…

Profile

prosto2
Ю. _Вл._ Борисова

Latest Month

May 2018
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner