?

Log in

No account? Create an account

May 9th, 2018

(Посвящается детям блокадного Ленинграда)

Камень, ножницы, бумага,
Классы, ножички, лапта,
Двор, веселье, смех, ватага,
Лето, Невки, красота,
Дым , сентябрь, обстрел, пожары,
Давка, толпы, гастроном,
Класс, убежище, удары,
Вой, сирена, метроном,
Нормы, дети, иждивенцы,
Санки, лёд, Нева, ведро,
Шкаф, буфет, буржуйка, дверцы,
Хлеб, толкучка, серебро,
Ноша, тяжесть, «минуссорок»,
Тело, морг, полозья, снег,
Голод, голод, голод, голод,
Кошки, жучки, человек,
Мама, брат, сестра, соседи,
Кухня, коридор, этаж,
Дяди, тёти, дети, дети,
СМЕРШ, ракеты, шпионаж,
Крысы, люди, крысы, крысы,
Шайки-волки, гроб-сугроб,
Вечер, зал, театр, кулисы,
«Сильва», валенки, озноб,
Обездвиженность, безволье,
Радио, Берггольц, напор,
Гной, отёки, язвы, боли,
Нерв, «Седьмая, до-мажор»,
Огороды, скверы, лето,
Эрмитаж, дворцы, мосты,
Выдох, вдох, прорыв, Победа,
Счастье, будущность, отцы,
Монумент, салют, отвага,
Небо, город, мир, страна,
Камень, ножницы, бумага…

Память…

Горесть…

Седина…

Сон о потере.

Когда один тебе важнее прочих,
Стихи подкожной тайной о котором,
Тревожный фильм приходит в твои ночи
Назойливым своим самоповтором.

Одной и той же точит он потерей,
Сердечным холодком тебя пугая.
Но в каждой из его тягучих серий
Потеря будет чем-нибудь другая.

Потеря – не паденье, не погоня.
Из снов подобных этот – самый страшный.
Кусаешь ты подушечки ладоней,
Чтоб плач ночной не разбудил домашних.

Тревожный сон: куда ж оно годится?
Любой из докторов тебя осудит.
Попробовать забыть? Отгородиться?
Но и стихов тогда уже не будет.

А если соберётся полкуплета,
То будет слог бесправен и бескровен.
Нам всем судьба: поэтам, не поэтам,
Бояться за того, к кому не ровен.

А сон… Что сон? Придавит – не раздавит.
Не так опасно мнимое пророчье.
Подольше бы не знать потерю  в яви.
А сон переживем. Спокойной ночи.

Дом Раскольникова.

Канала стрельчатая трубка
Блестит, в Коломну уводя.
От наводнения зарубка,
Повдольно – клинопись дождя.

Здесь дом Раскольникова бывший,
В котором кто-то, да живёт.
И жар болезни неостывший
В тревожность дальнюю зовёт.

И не считая эту дальность,
Не побледневшую вдали,
И нищета и коммунальность
Отсюда так и не ушли.

Но в неустроенности родин
Единокровья знак учтён.
Тяжёлый жар вдыхаю Родин
Воздушно-капельным путём.

С собой он выиграл бой без правил,
Вины ошмётки теребя.
Следов злодейства не оставил
Почти нигде, кроме себя.

Я книгу представляла в лицах,
И, тише тающей свечи,
Шептала в жаркие страницы:
«Ну, промолчи же, промолчи!»

Я школьницей была нелепой,
А он – всевидящий мудрец.
Трагично, больно, но не слепо
Злодейству положил конец.

Пусть даже люди не обидят,
А сам не вытянешь ярмо.
Рожна какого, что не видят,
С изнанки ясное клеймо?

От сна дозволено проснуться,
А совесть – вечная стезя.
От мира можно отвернуться.
Вовнутрь зажмуриться нельзя.
Читая меня у меня между строчек
Поэты премудрые всё говорят:
«Ты пишешь, как классик, копируя почерк.
Точней, почерка всех поэтов подряд»

И я перед ними склоняюсь покорно.
Душою влюблённой всегда налегке.
Ведь я только женщина. Мне не зазорно
Опоры искать и в руке и в строке.

Без Музы мужской не летать и не мыслить,
Не выглядеть младше назначенных лет.
Мне легче себя средь поэтов не числить.
Вот, лиру возьмите. А женственность – нет.

Навстречу не встану критической силе.
Глядите, судите моё бытиё.
Лишь только б влюблённые рифмы крылили
Всесильное женское счастье моё.

Крысоловы.

Вздыхают первозеленью покровы.
И тут же, сорняком из-под  дождя
На скверах прорастают «крысоловы»,
Детей чужих под  дудки уводя.

И те уходят торною тропинкой,
Без взрослого цинизма, налегке.
Но разницу меж дудкой и дубинкой
Им скоро объяснят накоротке.

Они падут в асфальт, возьмут оковы.
И это будет первый взрослый труд.
Поскольку, никакие «крысоловы»
Ответственность за них не заберут.

Судов протяжность молодость  убавит,
Оставив ямы в  травяном ковре.
Наивность всех трагически подставит,
Как и тогда, в далёком январе.

Сто крат страшней зажившегося «царства»
И всех казачьих шашек на крови,
Вот это ювенальное коварство
Под маскою родительской любви.

Районные библиотеки.

Крепчают технологии страны.
Век цифровой на перспективы прыток.
Библиотеки людям не нужны.
Закроют скоро этот пережиток.

Творится Интернета волшебство.
День ото дня всё сказочно и ново.
Исчезнут ведь они, те  для кого,
Вне шелеста страниц не дышит слово.

Теперь во всём коммерческий подход
И прибыль быть должна на каждый рубль.
Всем самоочевидна наперёд
Читателей естественная убыль.

Здесь мир застыл вне времени примет.
И штаты не нуждаются в мигрантах.
Не всё впитал проклятый Интернет:
Студенты что-то ищут в фолиантах.

Здесь мамин мир. Набор святых имён,
Кому сейчас и раньше доверяла.
Ведь мама у меня из тех времён,
Где слово без бумаги не дышало.

И для себя я буду приходить.
И застывать у той заветной полки.
Чтоб книжки три вслепую затвердить
У дальней стенки, сразу перед Горьким.

Profile

prosto2
Ю. _Вл._ Борисова

Latest Month

May 2018
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner